О выставке «Ретроспектива. Эпоха социализма»

На фото: А.Молдохматов «Жети-Огуз». Картон, масло. 1963. 

Прекрасные выставки делать опасно: в головах зрителей появляется мысль, что так должно быть всегда. Робкие предлагают выставку продлить, а бесшабашные – перенести выставочную экспозицию из статуса «временная» в «постоянную».

«…И след мой сохрани»

Выставка «Ретроспектива. Эпоха социализма. К. Керимбеков, Дж. Кожахметов, А.Усубалиев, А. Молдахматов. Ленинградская академическая школа живописи», на мой взгляд, является одной из таких. Это лучшее что случилось с КНМИИ им.Г.Айтиева в последнее время. Когда в двух залах музея вместе представлены в таком количестве шедевры четырех талантливых художников – «первого квартета живописцев Кыргызстана с академическим образованием, которое было получено в бывшей Императорской Академии художеств. Когда можно увидеть их вот так, не разрозненно по картине, а вот так вместе. Которые высоко ценили свою дружбу и творчество друг друга, деликатно и уважительно вели диалог, твердо стояли друг за друга. Было такое время, было такое неповторимое поколение творцов и было такое братство, созданное и огранено великими мастерами Ленинградской академической школы живописи» (Нур Кульчоро Керим, старшая дочь Кульчоро Керимбекова, идейный вдохновитель, инициатор и организатор выставки).

На фото: Студенты Дж.Кожахметов и К.Керимбеков с сокурсником. Ленинград. 1947. 

Можно с уверенностью сказать и это подтверждают многочисленные отзывы благодарных зрителей о выставке, оставленные после просмотра экспозиции, что выставка стала бесспорно ярким событием художественной жизни не только Бишкека, но и страны. О ее значении для нынешнего этапа развития изобразительного искусства в Кыргызстане будет сказано еще не раз. Отмечу лишь одно: ключевое значение выставки «Ретроспектива. Эпоха социализма» заключено не только в очевидной демонстрации одного их этапов развития кыргызского изобразительного искусства в 50-60-е годы прошлого столетия на примере четырех талантливых художников — первых среди художников-кыргызов, получившие в 1947-1953 гг. высшее специальное образование в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им.И.Е.Репина Академии художеств СССР – Кульчоро КЕРИМБЕКОВА, Джакуля КОЖАХМЕТОВА, Алтымыша УСУБАЛИЕВА и Асанбека МОЛДАХМАТОВА, но в том, чтобы в очередной раз показать по прошествии большого времени современность этих художников и созвучие с нашим временем. Выставка разрушает многие стереотипы, например, о том же соцреализме. Авторы представленных на выставке работ показали нам, что изобразительное искусство в послевоенные годы было, в том числе, и образным, и лиричным, и человечным, и реалистичным, лишенным всякого ложного пафоса, внешней риторики придуманных чувств, пропаганды, конъюнктуры.

Наблюдая за картинами с историко-революционными темами, которые встречаются в экспозиции выставки (К.Керимбеков, «Подпись под Стокгольмским воззванием», 1951; «Сталин на пути в ссылку в Туруханский край», 1950; «Перед выступлением», 1950) ты видишь больше интерес художников к психологии своих героев, нежели интерес отражения исторического факта. От любой из работ К.Керимбекова, Дж.Кожахметова и А.Усубалиева есть внутреннее реагирование: ты смотришь и получаешь эстетическое удовольствие, эмоциональный заряд. Подобное ощущение наблюдается от рассмотрения полотен импрессионистов. Кстати, некоторые работы художников, особенно К.Керимбекова, близки к импрессионистическим. Такой своеобразный советский импрессионизм.

На фото: К.Керимбеков  «Серый день в Паланге». Картон, масло. 1969. 

Вибрация света, струение воды, зыбкость воздуха, неуловимые состояния и настроения человека, мгновенные движения и положения. Все это можно ощутить, почувствовать, когда смотришь картины Кульчоро Керимбекова. На мой взгляд, Керимбеков открыл нам само понятие мгновения в живописи. Его мгновение не точечное, оно живое и обладает своеобразной, своей реально измеримой микродлительностью. Не каждый художник способен визуально передать мгновение. Подражать – да, самостоятельно передать дано не каждому. Возможно, в этом состоит роль академической классической школы живописи и рисунка, которую прошел Кульчоро Керимбеков (мастерская известного профессора живописи В.М.Орешникова, который учился у Кузьмы Петрова-Водкина) вместе с Дж. Кожахметовым, А.Усубалиевым и А.Молдахматовым в первые послевоенные годы (1947-1953) прошлого столетия. Не стоит сбрасывать со счета и природное дарование художника уметь видеть и уметь запечатлеть на бумаге или холсте это самое мгновение. И все они были живописцами до мозга костей в том классическом смысле, в каком мы применяем это понятие к художникам, получившие классическое образование и видевшие в живописи единственный способ выражения своих мыслей о мире, полностью изъясняющимся только кистью или карандашом.

На фото: А.Усубалиев «Портрет колхозника». Холст, масло. 1949. 

Художественный талант Керимбекова, Кожахметова и Усубалиева, как показывает выставка, талант прежде всего лирический. Война не забрала у них ни чувство лирики, ни состояние быть настоящим, ни свет в глазах, ни веру в человека. Все произведения, представленные на выставке, при всей конкретности, порой фабульной определенности действия, прямой повествовательности воспринимаются как проза и поэзия, в которой лирике отведено свое особое место. Когда смотришь на живописные полотна Кульчоро Керимбеков, понимаешь что художник  был одарен большой наблюдательностью, но эта наблюдательность не аналитическая, какая нужна в прозе, а синтетическая, неотъемлемая от собственно поэтического мышления. Как своеобразную поэму читаешь полотно «Строительство Токтогульской ГЭС» (1972). 

На фото: Кульчоро Керимбеков с фронтовым другом. Москва. 1945

Лиризм Керимбекова чувствуется и в работах бытового жанра, посвященных обыкновенным людям. Ветеран Великой Отечественной войны, рабочий, труженица колхоза, ребенок, молодой мужчина. Керимбеков показывает своих героев в их живом повседневном труде, в любви и будничных заботах, в мечтах и испытаниях. В портрете «Ветерана Великой Отечественной войны» (1960-1968) нет нарочитого пафоса, нет того показного героизма, который использовали в своих картинах многие художники советского времени. Как участник ВОВ Керимбеков-художник в портрете ветерана ВОВ стремится показать мужественную и утомленную военными годами женщину.

Керимбекову, кажется, чужд какой бы то ни было нюанс душевной смуты, себялюбивого самолюбования. Он целиком отдается жизни и как бы растворяется в своих героях.  Об этом думаешь, когда смотришь работы «Наша смена» (1974) и «На полях Киргизии. Портрет Саадат Ногоевой» (1981).

На фото: А.Усубалиев «Портрет Б.Бейшеналиевой». Холст, масло.1957. 

Кстати, портрета на выставке много. Жанр в экспозиции занимает значительное место. И это не случайно. Одним из учителей, наставников нашей замечательной «четверки» в ленинградской Академии художеств был Орешников Виктор Михайлович, великолепный портретист и очень много работающий в этом жанре.

Каждое портретное полотно Керимбекова, Усубалиева и Кожахметова по-своему значительно и интересно. Характерный признак портретов в их исполнении – ясно выраженное интеллектуальное начало. Герой портрета живет богатой и сложной жизнью ума. Мы видим в портретах современников художников и пытливую творческую мысль, и деловитую сосредоточенность.  С помощью художников герои раскрывают перед нами свою душу, безмолвно исповедуются перед нами, тем самым приглашая нас к ответной исповеди, к диалогическому контакту. Именно так ведут себя герои портретов Дж.Кожахметова «Портрет Ж.Боконбаева» (1947), «Портрет С.Каралаева» (1955), «Портрет Г.Айтиева» (1961), «Портрет студентки» (1955), «Балерина» (1957); К.Керимбекова «Наша смена» (1974), «Портрет К.Молдобасанова» (1977), «Молодой мужчина с трубкой», 1950; А.Усубалиева «Портрет жены» (1956), «Портрет брата художника Акылбекова» (1971), «Портрет колхозника» (1949), «Портрет А.Жумабаева» (1955), «Портрет О.М.Мануйловой» (1969), «Народный поэт К.Баялинов» (1970), «Портрет И.Ахунбаева» (1966), «Портрет Б.Бейшеналиевой» (1957), «Портрет К.Молдобасанова» (1956), «Соня» (1956); А.Молдахматова «Портрет Азим Осмоновой» (1946), «Айна» (1969). 

На фото: Дж.Кожахметов «Портрет Ж.Боконбаева». Холст, масло. 1947. 

Прекрасной иллюстрацией к портретной галерее, объясняющей структуру диалога героя портрета со зрителем, могут служить одни пушкинские строки, которые вспомнились автору статьи во время просмотра портретов талантливого квартета живописцев:

Один меня влечет всех больше. С думой новой

Всегда остановлюсь пред ним и не свожу

С него моих очей. Чем долее гляжу,

Тем более томим я грустию тяжелой.

На фото: А.Усубалиев в мастерской. 1960-е годы 

Пейзажный раздел на выставке тоже очень интересен. В пейзажах Керимбекова и Молдахматова наблюдаешь стремление художников запечатлеть неповторимость, индивидуальную окрашенность каждого момента природы. Они были одними из тех живописцев, которые ради максимального приближения к природе всегда писали на пленэре (хотя нужно понимать вовсе не забывали и о доработках в мастерской). Несмотря на то, что, к примеру К.Керимбеков, в начале своего творчества больше работал над сюжетной композицией, определяющим жанром для него становится пейзаж. Как пейзажист он развивал тему камерного, лирического пейзажа. Для него, судя по представленным на выставке работам, было главным не только как писать, но и что писать. Темам, сюжетам он придает большое значение. Снова возникает параллель с импрессионистами. Любимыми сюжетами Керимбекова были виды озера Иссык-Куль и прибалтийской Паланги, луга, горы, дороги, вода: «Уголок моей родины» (1982), «Вечер на Иссык-Куле» (1960), «Сумерки на Иссык-Куле» (1967), «Горы Чолпон-Аты» (1971). Во многих его пейзажах «героем» является «свет»: «Серый день в Паланге» (1969), «Порт Клайпеда» (1971), «Бухта «Сухой хребет» (1957), «На местах былых боёв. Клайпеда» (1977). Почти во всех его пейзажах чувствуется поэтичность. А поэтичность возникает лишь при передаче реальной природы во всем бесконечном богатстве ее обликов и состояний, в непрестанном движении и изменении потоков света. И это умение было приобретено благодаря обучению в ленинградской Академии художеств СССР и замечательным учителям-наставникам, которые как и их учителя – великие русские художники Репин, Суриков, Иванов, Крамской, Серов —  считали, что искусство изображения не может быть не реалистическим, а живопись, то есть писание живого не может существовать без любования реальной жизнью. Школа живописи и рисунка должна основываться на изучении реальной жизни. И творчество первой «четверки» художников-кыргызов, ставшими выпускниками первого послевоенного цикла обучения в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им.И.Е.Репина Академии художеств СССР (сегодня – Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина при Российской академии художеств) в мастерских М.Н.Авилова и В.М.Орешникова есть тому яркое и выразительное доказательство.

На фото: К. Керимбеков в мастерской. 1970-е гг. 

Елена ВОРОНИНА,

арт-журналист

Статья опубликована в журнале «Новые лица»: http://nlkg.kg/ru/society/culture/o-vystavke-retrospektiva-epoxa-socializma

Ваш отзыв

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>