Персональная выставка Ю. Шыгаева «Память предков»

Открытие выставки: 26 мая ,14:00

Период работы: 26 мая – 26 июня 2016

Место проведения: КНМИИ им. Г. Айтиева, ул. Абдырахманова 196

Время стирает многое, но оставляя за собой след изменений, пребывает благодаря памяти. Выставка Ю. Шыгаева «Память предков» — это попытки художника вернуть из архивов забытые артефакты, отрефлексировать историческое прошлое произошедших в онтологических, социально-политических пространствах, и, на основе этого, создать новые образы, новое понимание и отношение к событиям минувших лет.

Рассказ бабушки Зууракан о трагических событиях 1916 года надолго сохранились в памяти еще совсем юного 6-летнего Юристанбека Шыгаева. Будучи художником, волнующие образы отголосков прошлого побудили Ю. Шыгаеване только написать картину на эту тему, но и заняться архивными и полевыми исследованиями.

Так, в 2010 году Ю. А. Шыгаев посетил Турецкую провинцию Ван, в которой проживают памирские кыргызы рода Рахманкул хана. Пробыв там две недели, он написал целую серию акварельных портретов потомков очевидцев восстания. Одна из главных героинь его акварелей стала 95-летняяАйганышапа, рожденная по дороге в Китай в 1916 году. Рассказом, услышанным от своих братьев о событиях тех лет, она поделилась с художником. Интервью, заметки, зарисовки, фотографии, полученные в результате поездки в Турцию, при встрече с проживающими там этническими кыргызами, стали началом пятилетнего исследования к подготовке тематической выставки «Уркун».

Закончив одну из лучших Академию художеств в Ленинграде, Ю. Шыгаев мастерски овладел академическим рисунком, но душа экспериментатора, прибывая в постоянных поисках нового, привела художника мыслить не только в пространстве плоскости, но и объема. Он выходит из реалистического пространства на символическое, при этом периодически обращаясь к первому.

Так, невзирая на то, что тематика выставки одна и автор один, выставка «Память предков» представляет собой широкий спектр стилей, техник и направлений, и сложно представить, что это сделал один художник за одно пятилетие. Графика, живопись, объекты, керамика, фотография, коллаж, смешанные техники –все это покажетЮ. Шыгаев большому кругу зрителей.

Выставку Юристанбека Шыгаева «Память предков» можно поделить на несколько блоков.Первый блок – это реалистические портреты – «Айша апа», «Рожденная в 1916»,«Старая женщина из провинции Ван», «Семья табунщика», «Подруги», «Зейнеп апа с внуком», «Ожидание», «Жаргылчак» и др. Все это «живые лица» сыновей и дочерей, внуков и правнуков свидетелей черной полосы истории кыргызского народа. Здесь художник стремиться к персонификации трагедии, что за всем этим в истории стоит не нечто абстрактное и аморфное, а личность, которая несет на себе отпечаток времени.

Работая с документами из Центрального государственного архива кинофотодокументации Кыргызской Республики , а также с семейными архивами, автор создает на основе исторических артефактов – фотографий непосредственных участников восстания иконографические образы. Используя широкомасштабное полотно, он в гиперреалистической форме в технике гризайль воссоздает героев фотографий, а фон – условное поле, обозначает как в иконографии сусальным золотом, тем самым возвеличивая и героизируя портретируемых («Правнук», «Молодой охотник», «Крестьянка с Памира»). Из этой серии примечательна работа «Мадонна Памира», где Шыгаев из  конкретной личности, воспроизводит  прообраз матери кыргызского народа.

Интерес к глиняной керамике проявляли многие известные художники, такие как Пикассо, Матисс, Малевич… и для Юристанбека Шыгаева она стала не исключением. Он заказывает из г. Худжанда (Таджикистан) круглые тарелки из необожжённой глины. На тему Восстания 1916 года художник наносит шрифтовые и знаковые композиции, по центру располагая то черно-белые фотографии своих предков («Бабушка Зууракан», «Бабушка Айнагуль»), заставших это трагическое время, внуков и правнуков («Детство»), то лаконично пишет «Уркун — 1916» («Великий исход» — I, II).

Работая в символическом поле, впротивовес портретам – субъектному искусству, Шыгаев создает объекты – безликие и отрешенные маски. Прототипом к созданию серии масок стала погребальная золотая маска, найденная в Чуйской долине (могильник Шамши 4-5 вв.).С одной стороны, он обращается к религиозным культам средиземноморья, Египта и ряда других стран, верящих в культ предков – маски возлагались на лица усопших и оберегали, сохраняли их облик в «царстве теней» («Усопшие», «Золотой воин», «Невинные»). С другой стороны, это трагическая маска как символ минувшего действа, несказанным видом своим способна превратить созерцателя в изваяние, ужасная, глядящая то пустотой, то изнывающая от боли («Тревога», «Пули», «В печали», «Слезы», «Ярость»). Серия масок – это дань погибшим от холода и голода во время перехода кыргызов в Китай, с безымянными могилами и без вести пропавших…

В противовес к безымянному и неведанному, Шыгаев вносит экспозиционное пространство фотографии архитектурных комплексов некрополей – городов мертвых. Эти усыпальницы – кумбезы ХХ века, а точнее 1917-1990-х годовпредставляют собой уникальный синтез мемориальной архитектуры, скульптуры и живописи (в технике фрески или живописи на металле, фанерной доске). Многочисленные живописные панно, украшающие ниши портальных фасадов не только дают представление о том, чем занимался усопший в своей земной жизни, но несут в себе идею погребальной маски – сохранения облика в загробной… «Подвергшиеся деструкции«картины прошлого» мемориальных памятников являют собой бренность бытия, указывая на эфемерность любого настоящего действия, на его временную основу и переход в иную фазу».

Путешествуя по всему миру, знакомство с памятниками искусства побудили художника обратиться не только к трагической истории своей страны, но и посвятить графическую серию восстанию как таковому, так как борьба за свободу и независимость присуща всем эпохам и народам. Зачастую массовые волнения каким-то странным образом остаются вне исторических рамок: настоящее оказывалось слишком неустойчивым, слишком непредсказуемым, чтобы вписаться во внятное и последовательное повествование, которое необходимо для описания хода исторических событий. Поэтому свою графическую серию Шыгаев создает в форме обрывков мировой истории народных восстаний. Он использует фрагментарные «артефакты» — баталии флорентийского художника эпохи возрождения Паоло Уччелло, акты массового расстрела в картинах испанского художника Франциско Гойя, фрагменты мексиканской революции в фресках Диего Ривера и Альфаро Сикейроса, архивные фотографии и многое другое… Картины стали воплощением всей той боли и всего того увечья, несущей разрушительной силой.

Завершает пятилетнюю работу над выставкой «Память предков» монументальное полотно «Мое путешествие». Отчетливая и ярко выраженная живопись, как и та энергия, которая в ней заложена, воплощает то лучшее, что оставила нам история. Путешествуя по миру, художник черпал вдохновение среди мировых памятников искусства. Статуя Свободы, Эйфелева башня, арабская миниатюра,произведения Сандра Боттичелли, Пабло Пикассо, Энди Уорхола и другие не только надолго сохранились в памяти художника, но и стали прообразами и героями картины «Мое путешествие», среди которых в центре на коне сам Ю. Шыгаев со своим внуком. Среди всего трагического, это произведение обращает на себя зрителя, как бы обещая извлечь из глубин всего этого хаоса нечто особое и зародить надежду на светлое будущие.

 

Искусствоведка,

Оксана Капишникова

Ваш отзыв

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>